На российском фармрынке идет вытеснение дешевых лекарств

В московских аптеках стали исчезать самые дешевые отечественные лекарства. Как выяснил «Ко», некоторые производители прекратили их выпуск, а те, кто еще выпускает, оказались в большом убытке.

Новое применение противоподагрических средствТак, ОАО «Валента Фарм» (входит в Топ-3 российских фармпредприятий) больше не делает «Панкреатин» и «Дротаверин», их заменили более дорогие западные аналоги – соответственно «Мезим» и «Но-шпа». АО «Акрихин» перестал производить «Парацетамол». Больше нет отечественного аспирина за 5 руб., а есть «Аспирин» немецкой фирмы Bayer по цене от 200 руб.. Вместо противовоспалительного «Диклофенака» за 25 руб. продается «Вольтарен» за 324 руб. Но в Минздраве России сообщили «Ко», что дефицита на рынке нет, а стоимость данных препаратов не выходит за пределы зарегистрированной государственной цены.

Как сообщает деловой еженедельник «Компания», речь о лекарствах нижнего ценового сегмента из перечня жизненно необходимых и важных лекарственных препаратов (ЖНВЛП). Предельная отпускная цена производителя на эти лекарства была установлена на уровне 50 руб, и она раз в год повышается Минздравом на величину инфляции. Но «все лекарственные препараты производятся на локальном рынке на импортном оборудовании и более 90% из импортного сырья», – напоминает Нелли Игнатьева, исполнительный директор РААС (Российской ассоциации аптечных сетей). Производить их стало нерентабельно из-за девальвации рубля.

Сила бренда

Вытеснение дешевых отечественных препаратов импортными началось давно. Глобальные фармкомпании так вложились в маркетинг, что их лекарства россияне знают лучше отечественных и покупают их, несмотря на то, что цены значительно выше аналогов.

Абсолютный лидер продаж в России, по данным DSM Group, – «Нурофен», лекарство от несильной боли – головной, зубной и т. д. До обвала рубля в конце прошлого года упаковка из 12 таблеток «Нурофена плюс» стоила 120 руб., 19 августа этого года минимальная цена этого препарата была 296 руб. Британская Reckitt Benckiser Healthcare International Ltd. сообщила «Ко», что производит оригинальный «Нурофен» в Великобритании в соответствии со строгими стандартами GMP (Good Manufacturing Practice). Действующее вещество «Нурофена» – ибупрофен, входящий в список ЖНВЛП, цены на которые подлежат государственному регулированию. «Российским законодательством не предусмотрена возможность повышения ранее зарегистрированных цен для иностранных производителей, поэтому со своей стороны компания Reckitt Benckiser не повышала отпускные цены на «Нурофен». Повышение розничных цен на препарат «Нурофен» полностью обусловлено ценовой политикой аптечных учреждений», – отвечает представитель Reckitt Benckiser.

Аналогичный «Нурофену» «Ибупрофен», выпускаемый компанией «Татхимфармпрепараты», стоит в разы дешевле – от 15 руб. за 10 таблеток. Компания из Татарстана в июле 2015 г. получила заключение о соответствии производства лекарственных средств требованиям российского GMP. Начальник отдела экспортных продаж «Татхимфармпрепараты» Виль Мустафин на вопрос «Ко», почему «Ибупрофен» известен меньше и при куда более низкой цене продается хуже «Нурофена», ответил, что «этот вопрос нужно задать врачам, которые выписывают больным рецепты на препараты». «На сегодняшний день мы балансируем с этим и другими препаратами, входящими в список ЖНВЛП, на грани себестоимости. Фактически мы продаем его по той же цене, в какую обходится нам его производство, даже без учета налогов, зарплаты работникам и других накладных расходов. А доллар и евро стремятся все выше и выше», – сетует Мустафин. Аптекам выгоднее продавать более дорогие препараты, они получают с них больше прибыли.

«Панкреатин» (препарат для пациентов, имеющих проблемы с выделением пищеварительных ферментов) знают намного меньше, чем «Мезим». «Панкреатин» производит Щелковский витаминный завод, входящий в ОАО «Валента Фарм». «Мезим» делает Berlin-Chemie/Menarini (доля на российском рынке – 2,80%).

Компания «Валента Фарм» не рекламирует свой дешевый «Панкреатин» (от 19 руб. за 60 таблеток), так как больше не производит его, как сообщили «Ко» в «Валенте». То же самое относится и к «Дротаверину» (россиянам более известна «Но-шпа»). Причин этого в «Валенте» «Ко» не объяснили. Впрочем, они очевидны – невыгодно делать такой дешевый препарат.

Глобальные компании также отказываются от производства дженериков (копии оригинальных лекарств). Так, американская Actavis больше не делает антиаллергический «Цетиринакс», в московских аптеках можно купить «Зиртек» производства итальянской UCB Pharma S.p.A. по цене от 276 руб. – примерно в 2,5 раза дороже исчезнувшего аналога.

Ушли в онлайн

«Парацетамол» можно найти далеко не во всех аптеках, вместо него продаются «Антигриппин» и «Колдрекс», которые стоят от 282 руб. за 10 таблеток. Жаропонижающее за 5,5 руб. еще можно купить в онлайн-аптеке «Ригла». Но пенсионеры и малоимущие граждане онлайн-аптеками не пользуются. И обычно, заболев, люди просто идут в аптеку, а не занимаются поиском самых дешевых препаратов в интернете. Два прежних производителя «Парацетамола» – компании «Акрихин» и ФГУП «Московский эндокринный завод» – больше его не производят. Как рассказали «Ко» на Московском эндокринном заводе, здесь парацетамол делали в виде сиропа на старой линии, которую закрыли еще в 90-х. Такая же ситуация с мазью для заживления ран и трещин «Декспантенол»: есть в онлайн-аптеках и нет – в обычных.

Двигатель торговли

Понятно, что на дорогие препараты и рекламные бюджеты выделяются огромные. По данным портала AdIndex, среди 30 крупнейших рекламодателей прошлого года сразу 6 фармкомпаний – Novartis, Reckitt Benckiser, «Эвалар», Sanofi Aventis, «Отисифарм» и Berlin-Chemie/Menarini. За первые три месяца 2015 г. они потратили на рекламу около 9 млрд руб., по подсчетам газеты «Ведомости». Novartis (с самой значительной долей на российском рынке в 6,9%) занимает первую строчку в списке крупнейших российских телевизионных рекламодателей (бренды «Вольтарен Эмульгель», «Длянос», «Ламизил», «Тавегил», «Терафлю», «Фенистил»).

«Продвижение лекарственного препарата стоит 20–25% от объема его продаж. Расходы на маркетинг лекарственного препарата зависят от стадии его жизненного цикла. В самом начале они могут существенно превышать и стоимость производства, и объем продаж препарата», – замечает Иван Глушков, заместитель гендиректора Stada CIS.

Импортозаместить не дают

ОАО «Биосинтез» (доля рынка – 1,67%) экс-сенатора от Пензенской области Бориса Шпигеля не отказалось производить «Панкреатин» и другие лекарства из ЖНВЛП. Второй по мощности в России фармзавод «Биосинтез» год назад вложил 2,5 млрд руб. в новое оборудование, получил сертификат GMP, производит 400 наименований лекарств. Готов делать собственные субстанции для лекарств (сегодня все российские фармкомпании закупают их за валюту в Китае). «Мы можем закрыть производство всех субстанций и сохранить дешевые лекарства», – говорит Шпигель. Но для этого «Биосинтезу» необходимо от 700 млн до 1 млрд руб. субсидий. Минпромторг ему в этом отказывает. «Марбиофарм», входящий в «Биосинтез», делает аскорбиновую кислоту из собственной субстанции. Сегодня фармкомпания, производящая весь ассортимент ЖНВЛП, нуждается в поддержке Минздрава. «Мы просили отменить регулирование цен на отечественные лекарства стоимостью до 150 руб., чтобы они не исчезли, потом – до 100 руб., теперь – до 25 руб., но Минздрав этого не делает», – удивляется Борис Шпигель.

«Биосинтез» до 2015 г. выпускал внутривенный антибиотик «Цефазолин» в больничных упаковках, 100 штук за 15 руб. Когда это лекарство регистрировали, курс доллара был вдвое ниже нынешнего. Минздрав разрешает повышать цены на ЖНВЛП раз в год, и только в пределах инфляции. В этом году цены были проиндексированы на 5%, а нужно уже на 12%, но во второй раз цены индексировать не дали. В итоге «Биосинтез» вновь зарегистрировал «Цефазолин», но уже по цене 29 руб. за флакон. И это имело смысл: препарат занимает 9,82% в общем объеме продаж этого компании, по данным за 2014 г.

Кандидаты на исчезновение

«Все препараты из списка ЖНВЛП с предельной ценой менее 50 руб. – кандидаты на исчезновение», – считает Иван Глушков. «Нижфарм», входящий в Stada CIS, не производит подобные лекарства. В DSM Group констатируют, что «продолжилось сокращение доли лекарств с ценовым диапазоном 50–150 руб. за упаковку с 18,6% в июне 2014 г. до 14,7% в июне 2015 г.».

В списке ЖНВЛП – 608 международных непатентованных наименований, а самих лекарственных средств – более 7500. В реестре ЖНВЛП, опубликованном Минздравом, мы нашли десятки лекарств, цены производителя на которые меньше 50 руб. И в их числе такие важные, как «Панкреатин», «Ампициллин» и другие. Некоторые фармкомпании пока не планируют снимать с производства эти дешевые препараты. Это относится, кроме «Биосинтеза» и «Марбиофарма», и к ФГУП «Московский эндокринный завод», и к ООО «Озон фармацевтика», и к ОАО «Биохимик».

«Есть сложности с сырьем, которое мы покупаем за валюту, – рассказывает «Ко» начальник отдела продаж ОАО «Биохимик» Олег Куряев. – Из-за роста курса доллара в декабре мы не смогли купить субстанции для целого ряда наших лекарств. Сейчас ситуация похожая». На складе «Биохимика» нет ампициллина и бензилпенициллина, все остальное (лидокаин, магния сульфат, аскорбиновая кислота) производится.

Исполнительный директор Ассоциации производителей фармацевтической продукции и изделий медицинского назначения Олег Руденко предлагал вывести из-под регулирования отечественные лекарства стоимостью до 100 руб., чтобы они не исчезли с рынка, а на их место не пришли импортные, но более дорогие. Но процесс уже идет полным ходом.

Госаптеки и другая реорганизация

Многие оставшиеся лекарства сильно выросли в цене. Цены на валидол, корвалол и валерьянку поднялись в 2,5–3 раза, «Индапамид» подорожал с 19 до 108 руб. Покупатели жаловались в Общественную палату, в Объединенный народный фронт, прокуратуру Москвы.

Чтоб сдержать цены на лекарства, в конце февраля президент Путин поручил правительству вместе с региональными властями рассмотреть вопрос о целесообразности создания государственных (муниципальных) аптек. Но от идеи пришлось отказаться. «Для этого потребовались бы немалые дотации, – говорит исполнительный директор НП «Аптечная гильдия» Елена Неволина. – Имеет смысл поддерживать только те муниципальные и государственные аптеки, которые сохранились». Между тем аптечные сети вынуждены сокращать свои нерентабельные предприятия. Так поступила сеть «36,6», закрыв все аптеки в регионах после начала слияния с A.v.e. Group (бренды A.v.e., «Горздрав», «Стар и млад»).

Тем временем у работающих в России фармкомпаний растет прибыль, так как потребители стали ориентироваться на более дешевые лекарства. Наибольший рост в июне 2015 г., по данным DSM Group, у немецкой Stada (+50,6% к уровню продаж июня 2014 г.) и у венгерской «Гедеон Рихтер» (+40,3%).

Сравнительные цены на некторые лекарства

ceny na preparaty

Наталья Кузнецова

  • Лена Якобсон

    Вопрос стоит задать не только врачам, а и работникам аптек. Не будем лукавить -«Но-шпу» и «Ранитидин» люди покупают куда чаще без рецепта, чем по рецепту. У нас все так привыкли лечиться сами или с помощью интернета). Так почему же провизор в аптеке не рекомендует более дешевый и ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ «Дротаверин»? Ответ прост — обычно провизор получает к основной ставке еще и % от продаж, да и фармфирмы часто благодарят своих помощников за аптечным прилавком.

  • Светлана

    Мне были нужны дешевые капли Норфлоксацин, нашла их аж в четвертой аптеке. Считаю что отечественные бюджетные лекарства должны быть в каждом аптечном магазине. Предлагали аналоги зарубежных стран, которые стоят в 5 — 7 раз дороже. Обидно что заходишь в аптечный магазин, а в тебе видят только доход, а не человека которому нужна помощь и сопереживание. Жаль бабушек которые не могут бегать по аптекам для того чтобы сэкономить копейку.

  • Наталья

    Я всё же надеюсь, что «цитрамон» не пропадёт с аптечных прилавков, равно как и «анальгин… Не очень хочется отдавать большие средства за лекарства, которые на самом деле таковыми могут не являться. Что мне делать с шипучими обезболивающими, которые на меня абсолютно не действуют? Я в растерянности.